Сын Рокоссовского жил в Новобурановской школе?

В военные годы школа Агаповского района стала детским домом и госпиталем

госпиталь, вов

История нашей школы по-своему интересна и началась она ещё в довоенное время, рассказывают ученицы Новобурановской средней школы Алёна Васильева и Анастасия Андакова.

Первое здание школы было построено в 1936 году, сегодня это школьные мастерские. Довоенное время было очень щедрым на новорождённых: детей было так много, что школа не могла принять сразу всех. Учились в две смены, классы были переполнены. В 1938 году было построено новое здание школы – то, в котором мы учимся и сейчас. В тот период посёлок относился к Нагайбакскому району.

Прошло всего три года, наступили роковые сороковые. Во время войны сократилось количество учащихся. Закрылись многие школы. Мужчины и юноши посёлка Новобурановка уходили на фронт. В память о тех, кто не вернулся с войны, в нашем селе воздвигнут Обелиск славы. На этом памятнике высечено 110 фамилий героев, павших на полях сражений. Среди тех, кто ушёл и не вернулся, были и учителя нашей школы. Вот одно из многочисленных имён: Герасимов Александр Иванович, учитель истории и директор школы. Он родился в селе Париж, погиб 12 мая 1945 года, майор, похоронен в Польше, в городе Грыфице. Вот его короткое письмо отцу: «Дорогой папа! Нет времени много писать. Лишь сообщаю, что жив и здоров. Служба идёт хорошо. Новостей нет. Привет всем родным и знакомым. Пусть мама зря не беспокоится. Рад, что Вера начала учиться, и я ей буду помогать. Пишите, жду».

Самойлов Михаил Арсентьевич – учитель начальных классов. В 1939 году направлен учиться в Московское командирское пехотное училище. Погиб 29 июля 1944 года в селе Тумача Гродненской области, был в звании капитана. Из воспоминаний сестры Михаила Арсентьевича Раисы, тоже учительницы: «Прошло 67 лет, но помню, как сейчас. Стоит на горке бортовая машина, на скамейке сидят новобранцы. Я стою рядом с Мишей. Вдруг под ногами увидела авторучку, очень красивую. Никогда не видела такой. Я держала её в руках, а брат мне и говорит: «Рая, подари мне её на память». Я её ему отдала. Это были последние минуты, когда я видела и слышала его».

Пустовой Сергей Данилович – учитель физкультуры и математики. Работал в школе с 15 августа 1938 года. В сентябре 1941 года призван на фронт. Погиб. Дома остались жена Паульс Маргарита, учительница немецкого языка, и четверо детей – Лиза, Неля, Эльвира и Долорес.

А эти учителя прошли всю войну и пришли работать в нашу школу. Черенков Иван Иванович, 1921 года рождения, был призван на фронт в 1941 году. После войны работал учителем физической культуры с 1953 по 1966 годы. Обладал непререкаемым авторитетом среди школьников. Воспитал несколько поколений спортсменов, занимающих первые места в районных соревнованиях по летним и зимним видам спорта.

Шкляев Николай Васильевич – учитель физкультуры и начальной военной подготовки, работал с сентября 1953 по август 1955 года. Лётчик, штурман. Узник концлагеря Бухенвальд. Участник движения сопротивления в концлагере.

Были и те, кто в годы беспощадного лихолетья трудился в стенах нашей школы.

Николаева Ангелина Александровна – учитель начальных классов. Когда началась война, первое, что сделала Ангелина Александровна, пошла в военкомат и написала заявление об отправке её на фронт. Военком убедил её остаться работать в школе и вести уроки начальной военной подготовки. Она окончила курсы военруков. Выдержка из газеты «Всходы» (автор статьи Елена Алёхина):

«В школе всё было на военный лад: школа – это была рота, каждый класс – взвод. В коридоре стоял дневальный. Мы с закрытыми глазами могли разобрать и собрать боевую и малокалиберную винтовки. Ходили на лыжах и метко стреляли. Мы просто обожали нашего военрука в юбке – Лину Александровну. Во всём старались ей подражать. Строевая подготовка, ползание по-пластунски, метание гранат, стрельба в цель из винтовки образца 1918 года, штыковой бой – всему, чему научилась сама, она учила ребят».

Учитель начальных классов Богуж Ольга Сергеевна начала работать в школе с 15 августа 1941 года. Из её воспоминаний: «Работали в две смены, в классах было по 40 человек. Вместо тетрадей использовали газеты. Косую линейку в тетрадях для первого класса для всех 40 человек линовала сама. Вместо чернил использовали свёкольный сок. После работы в школе вместе с детьми  шла трудиться на поле. Даже свою маленькую дочь мне приходилось брать с собой. Школа имела свой собственный огород, где выращивали овощи. Ими потом кормили детей. Деликатесом было для них подсолнечное масло с чёрным хлебом. В помещении «старой» школы было очень холодно, школу вообще не отапливали. Дети одевались плохо, но всё-таки в любую погоду приходили в школу. Мой труд оплачивался обычными марками, на которые я питалась в столовой, а на деньги, которые получала, могла купить кусок мыла или пару чулок. Однажды директор школы заставил всех мыть классы, стены, полы. Оказалось, что в школу привезут раненых».

В 1941-1942 годах в помещении школы располагался военный госпиталь, в котором долечивались раненые солдаты. Их было приблизительно 60 человек. Тяжелораненых не было, солдаты сами могли ходить. Их обслуживали две медсестры, приехавшие с ними из города Орша (Белоруссия). Это были Дамаева Любовь и Журавлёва Феона. Учителя школы помогали им, чем могли: стирали портянки, сматывали бинты. Про свои болячки забывали все. Вместе со своими учениками собирали и отправляли посылки на фронт.

А вот воспоминания выпускника 1954 года Седельникова Виктора Тимофеевича:

«Одно время, чтобы избежать у детей обморочного состояния, перед большой переменой нам давали по кусочку хлеба (грамм по 30-40). Входила учительница с подносом, на котором были разложены кусочки хлеба по количеству учеников. Она шла от первых рядов, и каждый брал себе кусочек. Мы уже издалека «прицеливались», стараясь выбрать (на наш взгляд) кусочек побольше. Но по мере продвижения учительницы намеченные кусочки разбирались впереди сидящими, и мне, сидящему на последней парте, доставалось то, что оставалось. А по росту я всегда сидел за последними партами».

Из воспоминаний ученицы школы Авериной А. П.: «Во время Великой Отечественной войны учащиеся школы в обязательном порядке привлекались к сельскохозяйственным работам. Фактически перейдя в 5 класс, начиная с лета 1942-го по 1945 год, мы, дети военных лет, работали в летнее и осеннее время. Пололи, поливали, убирали овощи. В 1942 году в школе был развёрнут военный госпиталь. Мы в это время учились в здании аптеки. Учась в 6-7 классах, мы ходили в госпиталь, выполняли посильную работу – готовили перевязочный материал. В годы войны мы, подростки, несли большую физическую нагрузку, работали наравне с взрослыми, не получая за это зарплаты. Считали своим долгом внести свою, детскую, лепту в приближение Победы».

Из воспоминаний учителя и директора школы Мельникова Семёна Дмитриевича: «В 1941 году в здании школы располагался военный госпиталь для раненых. Мы учились до конца войны в старом здании. Учились в две, а иногда и в три смены. Работа была каторжная. В школе была теснота неимоверная. Но госпиталь располагался в школе несколько месяцев, и уже в 1942 году в ней был открыт детский дом для эвакуированных детей».

По словам старожилов, детей привозили из детских домов Москвы и из Белоруссии. В конце 1944 года стали вывозить детей обратно. Первым вывезли Московский детский дом, потом Белорусский. По преданиям, в конце приехала специальная военная бригада, отыскала среди детей сына маршала Рокоссовского и увезла с собой.

А вот что произошло с одной маленькой девочкой во время войны. Из детских воспоминаний Валентины Леоновой, жительницы села: «Уже шла война. Мы вместе с мамой поехали в город Саратов. На одном из вокзалов я потерялась. Мама долго искала дочку Валю, обращалась везде. И однажды ей пришло извещение, что её дочка, то есть я, находится в детском доме в посёлке Новобурановка Челябинской области, в том селе, где жила моя бабушка, не подозревая, что в нашей школе, в детском доме живёт родная внучка. Какая была радость, когда родные встретились!»

Закончилась война. Первый выпуск был в 1947 году. Выпускников было 9 человек. Это были ребята 1923-1924 года рождения. Из воспоминаний Веры Николаевны Темниковой-Белоусовой, учительницы начальных классов, работавшей в школе с 1946 по 1948 годы: «Вспоминается Новый, 1948 год. Кульков не было. На подносы каждому классу развесили конфеты-подушечки. Они слиплись. И мы, учителя, понесли подносы в классы. Вымыли руки. Каждый ребёнок положил перед собой чистый лист бумаги. И стали делить. Делили дети. Сначала по две конфеты, потом ещё по две… На подносе осталось три конфеты. «Это Вам, Вера Николаевна!» – говорят мне. И хотя мне было всего 17 лет и очень хотелось конфету (всю войну их не видели), я отдала их тем детям, у которых были младшие братья и сёстры. Ни один ребёнок не съел в классе ни одной конфеты, все понесли домой».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl+Enter.

Комментарии

avatar
wpDiscuz