Её улыбка открывает сердца

Анне Васильевне Затонских, 90-летней жительнице Ржавки, улыбка помогает переживать невзгоды

Она сама встретила первых гостей, одарив всех очаровательной улыбкой. Светящееся нежностью и добротой миловидное лицо выражало искреннюю радость. И все стали её обнимать прямо у порога. К этому почему-то побуждала именно её щедрая, красивая улыбка. Был и другой повод: красавице Анне Васильевне Затонских из Ржавки в тот день исполнилось 90 лет!

Поздравить её со знатным юбилеем приехали председатель районного Совета ветеранов Любовь Знаменская, начальник отдела льгот управления социальной защиты населения Лариса Бочкарёва, глава Приморского сельского поселения Тамара Денисова. Гости вручили подарки и поздравительное письмо президента страны Владимира Путина, наперебой высказывали комплименты и от души радовались праздничному настроению именинницы.

– Мне очень приятно видеть вас, – заговорила Анна Васильевна. – Садитесь скорее за стол: дочка Людмила торт и пирог испекла, чай с домашними травками заварила…

За чаем разговор вязался легко. Её просили, и она вспоминала детство, юность, которых по большому счёту не было в привычном понимании (пришлись на лихолетье), о замужестве, о работе в послевоенное время.

И обо всём говорила то с грустной, то с счастливой улыбкой, явно подчёркивая, что ко всему в жизни надо относиться с оптимизмом.

– Ох, родные мои, как тяжело порой было – век бы не помнить. Да разве забудешь предвоенные и военные годы? – говорила она. – Но выжили, потому что унывать некогда было…

Она росла в многодетной семье – у мамы Федоры Степановны Новиковой было восемь детей. Анечке едва исполнилось 12 лет, когда скоропостижно скончался папа Василий Григорьевич. А через полгода грянула Великая Отечественная война. Братьев Владимира и Михаила в самом её начале призвали на фронт. Шестеро детей остались на руках матери. Война жёстко распорядилась жизнью оставшихся в тылу. Анна бросила школу, с 13 лет работала в совхозной столовой: носила дрова и уголь, чистила картошку – была на подхвате у повара. Старшую сестру Марию направили на шофёрские курсы в Челябинск, по окончании которых она работала при госпиталях. Сестра Анастасия в это время жила под Челябинском, тоже работала на победу. А в 43-м маму в числе ещё 12-ти человек из Ржавки осудили на пять лет за сокрытие дома двух вёдер ячменного зерна. На попечении у 15-летней Анны остались четверо младших братьев и сестёр.

Спас положение начальник зоны, который сообщил брату Владимиру о бедственном положении его матери и семьи. Брат с фронта написал письмо Сталину и Калинину, которые дали распоряжение о немедленном освобождении Федоры Степановны. Маму отпустили домой через девять месяцев.

К этому времени тяжело раненым вернулся с фронта брат Михаил. А 15-летнюю Аннушку повесткой призвали на учёбу в железнодорожное училище Магнитогорска (было такое на 12-м участке) для обучения работы на токарном станке: фронту требовались разные запчасти.

– У меня в то время было четыре класса образования, – вспоминает Анна Васильевна. – В училище, кроме физики, обучали военному делу, медицинским навыкам по уходу за ранеными. Военное дело, как ни странно, вёл старый немец Ульберт. К работе он относился очень ответственно и с нас строго спрашивал за дисциплину. До сих пор помню, как учёба концентрировалась возле так называемой Мохнатой горы, на верху которой развевался флаг. Нашей задачей было, минуя опасности, как можно быстрее добраться до победной высоты. Мальчишки, конечно, легче вникали в требования старого учителя. Мы, девочки, тоже старались, как могли. Так же и в освоении токарного станка. Мне казалось, что ничего сложного в нём нет, но токарем я не стала. Стоило только включить станок, как у меня начинала кружиться голова, и я падала в обморок. Пришлось направить меня в кузницу, где на нужды фронта изготовляли молотки разных размеров, гаечные ключи, плоскогубцы, ножницы для резки металла. Нам выдавали болванки, из которых мы вручную делали требуемые изделия. Из местных со мной работала девочка из Верхнеуральска, а ещё 23 воспитанника детских домов.

За тяжёлую не по годам работу и востребованную продукцию нас хорошо кормили: давали на сутки по 700 граммов хлеба, а маме с четырьмя детьми – 200 граммов на всех. Мой паёк спасал семью от голода.

Только в 1947 году нашу группу, если можно так выразиться, распустили и направили в Челябинск, где девушкам предложили работу в госпиталях. Мы с подругой из Верхнеуральска попросились вернуться в Магнитогорск, а в своём городе мне легко пошли навстречу – разрешили работать в родном совхозе…

Анна Васильевна рассказывала о себе, пересыпая рассказ деталями о сельской жизни. Ржавка тогда была небольшим посёлком. 1947 год выдался урожайным. Это радовало. Работали с огоньком и песнями. После смены собирались вместе – отдыхали чаще под открытым небом. В начале 50-х местные комсомольцы из самана построили клуб, который очень долго прослужил. Сообща тогда делали всё.

Личное счастье улыбнулось Анне Васильевне тоже в начале 50-х. Она вышла замуж за Александра Затонских. У них родилось четверо детей: дочери Людмила, Надежда, Татьяна и сын Владимир. Александр Михайлович слыл передовым механизатором. Заработал много наград. Анна Васильевна, вспоминая то время, не могла говорить без благодарности своим матери и свекрови, которые помогали воспитывать детей. Декретный отпуск тогда был полтора месяца до родов и столько же после них. Бывало, как подчеркнула она, прибежит к своим грудничкам домой, покормит молоком и снова спешит на работу. К тому времени Анна Васильевна стала классным поваром и пробыла им много лет. Ей смело доверили и должность завклубом – за лёгкость характера, по организаторским способностям и умению найти общий язык с любым человеком.

– С улыбки надо начинать общение, – уверена наша героиня. – Тепло твоей души обязательно откроет сердце собеседнику, и разговор пойдёт легко. Я это не специально делаю – у меня по жизни улыбчивое лицо. Я просто заметила, что когда улыбаешься, чёрствые люди расслабляются. Унылый вид и начальнику не помощник. Унывать к тому же грешно.

Это не бравада. Улыбка самой Анне Васильевне помогает легче переживать невзгоды и жить с хорошим настроением. В свои годы она без очков смотрит на мир, её не подводит слух и память. С ней сейчас постоянно живёт дочь Людмила, которая удивляется непоседливости своей мамы.

– Представьте себе, – с гордостью сказала Людмила, – её любимые занятия летом – прополка огорода, наблюдение за ульями. Почему-то и пчёлки её не кусают никогда – она им тоже улыбается. Зимой любит вязать носки и варежки – у неё семь внуков и восемь правнуков.

– Без дела время слишком долго идёт, – оправдываясь, заметила юбилярша. – А мне любимая работа только в радость, а значит и в укрепление здоровья.

Об Анне Васильевне можно говорить ещё много. Её жизнь – это история судьбы её сверстников, народа, победившего в самой страшной войне и восстановившего разрушенное ценой невосполнимых потерь и силой несокрушимой надежды на лучшее. Её улыбка – это и оправданная улыбка победительницы.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl+Enter.

Комментарии

avatar