В Светлогорске увековечат память погибшего земляка-героя

21 августа – 40 лет, как произошло трагическое событие: пожар на атомной подводной лодке «К-122». В числе погибших и житель Агаповского района

Краевед из посёлка Светлогорск Азамат Мамбетов продолжает рассказывать о земляках-героях.

21 августа 1980 года на атомной подводной лодке «К-122» во время боевой службы в Филиппинском море в результате пожара погибло 14 человек. В числе погибших матросов-подводников значился наш земляк Заикин Владимир.

Родился Заикин Владимир 22 марта 1961 года в посёлке Черноотрог Агаповского района. Род Заикиных – из потомственных оренбургских казаков, в числе первых переселенцев в начале 20-го века они приехали на новые наделы и организовали посёлок Ново-Черноотрожский. Родители Владимира работали в совхозе «Горный», мама Лидия Ивановна трудилась в животноводстве бригадиром, отец Василий Иванович – трактористом.

С возраста 1,5 года Владимир оставался дома с бабушкой Заикиной (Каширина) Марией Петровной, так как родители находились на работе.

Бабушка очень любила внука, и они были очень привязаны друг к другу. Деда своего Заикина Ивана Яковлевича Владимир не видел, знал только по рассказам бабушки. Дед погиб в Великой Отечественной войне, был участником финской войны.

В Черноотроге Владимир окончил начальную школу, потом продолжил учёбу в Светлогорской школе. Детей из Черноотрога в Светлогорскую школу возили на грузовой машине «Груз-такси», зимой – на тракторе, за который цепляли будку на санях. Детей из посёлка набиралось много. Учился Владимир средне. По характеру был добрый, спокойный. Имел много друзей. Дружил он с Ханифом Гималетдиновым, Гришей Рыспаевым, Толей Кинжитаевым, Толей Половинкиным, Вовой Кожевниковым, Геной Дунаевым, Сашей Булгаковым, Мишей Бежановым, Исеном Алтыбаевым и другими.

Владимир хорошо рисовал, играл на семиструнной гитаре, участвовал в художественной самодеятельности. Гитару выписал по почте, а играть на ней его научила мама. В молодости Лидия Ивановна играла на балалайке, гитаре, гармошке, выступала на концертах. Когда Владимира забирали в армию, гитару он подарил Толе Половинкину.

Любил Владимир рыбалку: летом – на удочку, зимой – пробивал прорубь в реке и ловил рыбу на острогу. Любил свою собаку, запрягал её в санки и возил воду домой из водокачки. Когда стал постарше, нравилось водить отцовскую машину «Москвич-412». Помогал родителям по хозяйству, помогал соседям, на каникулах работал в совхозе на прополке свеклы.

В 1978 году Заикин Владимир окончил школу. Получил права тракториста – в школе преподавали машиноведение. Попросил отца, чтобы он поговорил с управляющим отделения Лаврентьевым Владимиром Петровичем, чтобы ему дали трактор. Трактор «МТЗ» парню дали, чему он был очень рад. Работал на животноводческом комплексе: развозил корма, зимой задерживал снег на полях. На свою первую зарплату юноша купил катушечный магнитофон. С Владимиром Кожевниковым под гитару пели песни и записывали на плёнку.

В январе 1979 года Заикина Владимира от военкомата направили учиться в ДОСААФ на оператора РЛС (радиолокационная станция).

Учился три месяца вместе с Ишмухаметовым Амангельды и Исеновым Турсуном. Жили в общежитии на Берёзках. Окончил учёбу 21 марта, а 22-го марта Владимиру исполнилось 18 лет. Потом пришла повестка из военкомата. Проводы были в пятницу 13 апреля. Уходил в армию Владимир один из посёлка, провожали его родственники, друзья, любимая девушка. До военкомата призывника и провожающих отвёз на автобусе Саша Васильев. В Агаповке призывники погрузились в машину. Когда машина тронулась, Владимир крикнул: «Мама, я обязательно вернусь!» И помахал рукой.

Из Копейска было письмо, в котором Владимир сообщал, что после прохождения медицинской комиссии его записали в Морфлот и он уезжает на Дальний Восток, в Приморский край. До Челябинска ехал с земляком из Зингейки Толей Мишиным – его записали в ВВС. Потом их пути разошлись.

Владимир попал в учебный отряд подводного плавания в город Владивосток, где полгода проходил обучение. Второго июня 1979 года принял присягу. После окончания учебного центра для дальнейшего прохождения службы был направлен в Шкотовский район в посёлок Тихоокеанский, в военную часть 87336. Владимир писал, что рядом служит земляк Алтыбаев Исен, его часть находится рядом через сопку. Также писал, что скучает по дому, часто вспоминает ласковые и нежные руки бабушки.

В июле-августе 1980 года в Москве проходили Олимпийские игры. Более 60-ти государств бойкотировали олимпиаду в связи с вводом советских войск в Афганистан. Международная обстановка в мире была напряжённая.

В начале лета 1980-го после возвращения подводной лодки «К-122» с очередной боевой службы её поставили на завод для производства полагающихся ремонтных работ. Весь штатный экипаж находился в отпуске, кто-то готовился к поступлению в академию, кто-то ждал назначения на новую должность, как вдруг поступил приказ: срочно готовить корабль к выходу в море. В спешке собирали экипаж, вызывали людей из отпусков, в спешке производили загрузку на лодку всего необходимого для автономки. Лодка была отправлена на боевую службу с новым командиром и старшим помощником. Дикая спешка не могла не аукнуться впоследствии…

В последнем письме Владимир написал, что отправляется в поход надолго, а после возвращения приедет в отпуск. Это был его второй поход.

О трагедии, произошедшей на подводной лодке «К-122» в СМИ не сообщалось: информация была засекречена. И только через 30 лет можно было узнать подробности гибели моряков.

В начале июля 1980 года подводная лодка «К-122» вышла в море на боевую службу. Первый пожар произошёл 19 августа – возгорание гидроакустической станции. Центральные отсеки были задымлены. Для защиты органов дыхания из кормовых отсеков были перенесены индивидуальные средства защиты, да так там и остались. Ситуацию взяли под контроль, возгорание ликвидировали.

Основная трагедия произошла 21 августа в Филиппинском море, в сорока милях от острова Бородино. При отработке режима перевода нагрузки с турбогенератора одного борта на другой в 7-м отсеке раздался хлопок и повалил дым. Отсек начал наполняться дымом. К аварийному отсеку примыкал пульт управления главной энергетической установкой, где находились 11 человек. В связи с усилением пожара в аварийном отсеке загазованность по всей лодке нарастала, а в кормовом отсеке не хватало на всех индивидуальных средств защиты органов дыхания — ещё 19 августа они были перенесены в центральные отсеки. С каждой минутой положение аварийной лодки продолжало ухудшаться: загазованными оказались все отсеки, кроме носового. Практически все патроны средств индивидуальной защиты были выработаны. Не было освещения. А тут ещё из-за высокой температуры возникло возгорание в 3-м отсеке. Лодка всплыла, но осталась без хода и связи, большую часть экипажа вывели на верхнюю палубу. Моряки смогли вручную заглушить реактор, сняв лист в прочном корпусе над реакторным отсеком (проникнуть туда через соседние отсеки было невозможно). О случившемся необходимо было доложить командованию, но сделать это из-за отсутствия электропитания на корабле было невозможно – воспользовались сигнальными ракетами.

Сигнальными ракетами экипаж привлек внимание проходившего рядом английского газовоза «Гарри», с которого удалось передать донесение об аварии в штаб ВМФ. Англичане удалились, не забыв при этом сообщить координаты советской подводной лодки американцам и японцам. С рассветом 22 августа в небе появились японские вертолёты и самолёты, на горизонте замаячил силуэт американского десантного вертолётоносца, в тридцати милях по траверзу «гарцевал» японский эсминец. Возникла угроза захвата лодки. Часть экипажа была вооружена табельным оружием, боевые торпеды приготовлены к ликвидации. Через девять часов к месту аварии подошло учебное судно «Меридиан» Владивостокского мореходного училища, на которое перешла большая часть экипажа. Погибли 14 моряков, спаслись 90 человек.

Это был последний поход атомной подводной лодки «К-122».

23 августа в Черноотрог пришла телеграмма, в ней сообщалось, что погиб Заикин В. В. Родители срочно вылетели во Владивосток. Когда прилетели в аэропорт, их встретил мичман. От него они узнали, что кроме Владимира погибло ещё 13 человек. За каждой прибывшей семьёй был закреплён военный. Всех разместили в пионерском лагере.

29 августа состоялись похороны. Похоронили ребят с воинскими почестями на территории части рядом со стелой в честь моряков, погибших в Великой Отечественной войне (три подводные лодки не вернулись на базу). Под вой сирен подводных лодок и залпы автоматов прощались с погибшими матросами.

На похоронах присутствовал земляк и друг Владимира Алтыбаев Исен. Родителям выдали личные вещи сыновей и гильзы с землёй.

Через год состоялось открытие мемориального комплекса в бухте Павловского, где воздвигнут памятник экипажу «К-122».

Бабушка Мария Петровна не перенесла смерти внука и через год умерла. Она всегда, пока гнала корову в табун, плакала в голос. Отец Василий Иванович перенёс инфаркт. Дома он не мог находиться и уезжал куда-нибудь на машине. Умер в возрасте 56 лет после тяжёлой болезни. Мама Лидия Ивановна рассказывает: «Скоро будет 40 лет, как погиб Володя, а я ни дня не забываю о нём, он всегда стоит перед глазами. Разве такое забудешь…»

В свидетельстве о смерти Заикина Владимира написано: «Причина смерти – смертельное отравление окисью углерода». До начала 2000-х годов Лидия Ивановна получала пенсию по потере кормильца. И только после письма, написанного одной из жительниц Черноотрога министру обороны, ситуация изменилась. Участковый специалист социальной службы Ольга Курашова помогла собрать необходимые документы, делали запрос в воинскую часть, в архив. Когда сменили формулировку «умер от удушья» на «погиб при исполнении служебных обязанностей», Лидии Ивановне назначили пенсию как члену семьи погибшего военнослужащего.

Глава поселения Андрей Сахно и Совет депутатов Светлогорского сельского поселения вынесли постановление – увековечить память земляка, погибшего при исполнении обязанностей военной службы, установить на здании Светлогорской школы мемориальную доску памяти Заикина Владимира Васильевича.

Средства на изготовление мемориальной доски выделил руководитель крестьянско-фермерского хозяйства Мустафа Османов. Я обратился к нему за помощью, и он сразу согласился. Фермер ещё с советских времён работал в нашем совхозе и хорошо знал Заикина Владимира.

Открытие мемориальной доски состоится 21 августа 2020 года.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl+Enter.