«Чёрный сентябрь» 2004-го. Трагедии в Беслане сегодня 15 лет

Сегодня, 3 сентября, исполнилось 15 лет со дня страшной трагедии в Беслане. Террористы превратили яркий и солнечный день начала учебного года в « чёрный сентябрь».

Пожалуй, никогда жители нашей страны, да и всего мира, так не вслушивались в информационные сообщения, как 1 сентября 2004 года. Именно тогда в осетинском городе Беслане торжественную линейку, посвящённую началу учебного года, прервали боевики. Группа из 32-х вооружённых бандитов под предводительством Руслана «Полковника» Хучбарова подъехала к зданию школы № 1 на тентованном «ГАЗ-66» и «ВАЗ-2107», который был захвачен по пути.

Стреляя в воздух, террористы загнали в здание школы 1128 человек. Это были школьники, их учителя, родители, много малышей, которых принесли, чтобы они проводили на занятия старших братьев и сестёр.

Несколько террористов обошли школу со стороны Школьного переулка, чтобы отрезать людям путь к бегству. Большинство заложников были загнаны в главный спортзал, тогда как остальные попали в тренажёрный зал и душевые. Террористы досконально знали план здания, что позволило произвести захват в течение нескольких минут. Загнав заложников в здание, террористы заставили всех сдать фото- и видеоаппаратуру, а также мобильные телефоны, которые они тут же разбивали. Снаружи школы были установлены камеры видеонаблюдения, а из «ГАЗ-66» были выгружены боеприпасы, тяжёлое вооружение и взрывчатка.

Следующим шагом захватчиков стало баррикадирование здания. Для этой цели они отобрали около 20 мужчин из числа заложников, которых заставили стаскивать стулья и парты к выходам и окнам.

Сами окна было приказано разбивать: террористы изначально лишили правоохранительные органы возможности использовать газ, как это было сделано при освобождении Театрального центра на Дубровке; единственным местом, где окна оставались наглухо закрытыми, был спортзал. У входов и в коридорах были установлены самодельные взрывные устройства, изготовленные с использованием пластита и готовых поражающих элементов (металлических шариков). В спортзале взрывчатка была разложена на стульях.

Монтирование взрывной цепи в зале и установка снайперских винтовок в других помещениях школы были спланированы заранее, о чём впоследствии свидетельствовали обнаруженные сапёрами бирки с номерами на проводах.

Заложникам было приказано говорить только на русском языке, и малейшие отклонения от приказа жестоко пресекались.

Отец двоих детей, Руслан Бетрозов, попытался успокоить испуганных заложников на осетинском языке и был застрелен на виду у всех для всеобщего устрашения. Другой заложник, Вадим Боллоев, был тяжело ранен выстрелом за отказ опуститься на колени и позже скончался. Когда заложники начинали плакать или шуметь, террористы стреляли в потолок или выдёргивали из толпы заложника, независимо от возраста и пола, угрожая расстрелом. Подобные акции устрашения использовались на протяжении всего захвата наряду с издевательствами и оскорблениями.

Людям приходилось питаться лепестками цветов, принесённых на линейку, и мочить одежду в изредка приносимых помойных вёдрах, высасывая эту жидкость. Но даже при этом до многих вода просто не доходила.

Жаркая погода, смрад и отсутствие вентиляции в зале ещё больше усугубляли состояние заложников: многие теряли сознание. К утру третьего дня заложники обессилели до такой степени, что уже с трудом реагировали на угрозы террористов. Многие, особенно дети и больные сахарным диабетом, падали в обморок, тогда как другие бредили и испытывали галлюцинации. Но это ещё больше ожесточило боевиков.

В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании заложников.

На третий день около часу дня в школьном спортзале произошли взрывы, возник пожар, в результате чего произошло частичное обрушение здания. Преступники стали перегонять оставшихся в живых людей в актовый зал и столовую, а тех, кто не мог идти, террористы добивали. После первых взрывов заложники начали выбегать из школы, и силами Центра специального назначения Федеральной службы безопасности был предпринят штурм. Убийцы стреляли в ответ, прикрываясь детьми и женщинами. Хотя большинство заложников были освобождены в ходе штурма. За это время погибли десять сотрудников ФСБ.

Всего же в результате теракта погибли 314 заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 333 человека, более 800 получили ранения различной степени тяжести. В 66 семьях погибло от двух до шести человек, 17 детей остались круглыми сиротами.

Во время хаотичной перестрелки, в том числе с участием гражданских лиц, пользовавшихся личным оружием, было убито 28 террористов (трое, включая одну из смертниц, погибли в период с 1 по 2 сентября). Единственный взятый живым террорист, Нурпаша Кулаев, был арестован и впоследствии приговорён судом к пожизненному заключению.

4 сентября в России был объявлен двухдневный траур. 15 сентября начались занятия в бесланских школах, но, несмотря на это, в некоторые классы приходили от пяти до восьми человек, поскольку родители боялись отпускать детей на учёбу. Занятия начались с минуты молчания, и с тех пор каждый новый учебный год в Северной Осетии начинается с траурных мероприятий.

И сегодня каждое 1 сентября мы вместе с радостью испытываем и грусть, вспоминая Беслан. А 3 сентября, в день солидарности в борьбе с терроризмом, по всей России традиционно проходит череда траурных мероприятий, чтобы почтить память жертв Беслана.

Так, сегодня в Челябинске состоялась торжественная церемония возложения венков и цветов к памятнику «Доблестным сынам Отечества». Мероприятие началось с минуты молчания и траурного митинга.

Не обходят стороной эту печальную дату и в Агаповском районе.

– В прошлом году мы вместе с библиотекарями рассказывали о случившемся ученикам Агаповской школы №1, – говорит председатель Совета ветеранов ОМВД по Агаповскому району Ирина Ломакина. – Честно скажу было очень тяжело. Сколько бы лет ни прошло, эта боль меньше не станет…

– Очень хочется верить, что подобное больше никогда и нигде не повторится, – говорят сотрудники районной библиотеки Марина Коробейщикова и Валентина Платонова. – У нас нет возможности исправить прошлое. Мы можем только бороться за наше будущее, будущее без терроризма.

Ответственность за профилактику и борьбу с террористическими проявлениями государство возложило на силовые органы и структуры. Это прописано в федеральном законе о противодействии терроризму. Но помогать правоохранителям должен каждый. Такая помощь может быть оказана бдительностью, вниманием к подозрительным предметам и людям, организацией дежурств в жилых домах, своевременным информированием силовиков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите левый Ctrl+Enter.

Комментарии

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.